ФЭНДОМ


20a756fb991cf0f2f99b44f22d33428f11549479-0.jpg

Третья война за Армагеддон — третий крупномасштабный конфликт на имперском мире Армагеддон.

Начальные ходы Править

В 948.М41, посреди руин и прочих разрушительных последствий первого вторжения Газкулла на Армагеддон, было начато исследование боеспособности планеты и ее готовности противостоять новым вторжениям. В свете исключительной стратегической ценности Армагеддона для Империума, Адептус Терра были проведены интенсивные работы по защите мира от потенциальных нападений в будущем. Командование флота сектора было перемещено в систему Армагеддона и была восстановлена, и переоборудована для приема боевых кораблей всех классов, флотская база Док Святого Йовена. Три полностью укомплектованных станции наблюдения, названые в честь великих героев Войны за Армагеддон; "Маннгейм", "Данте" и "Яррик", были установлены на дальних рубежах. Защитные сооружения как наземного, так и орбитального базирования также были восстановлены и усилены, минные поля размещены по всей системе. Ко всему прочему был отдан приказ о существенном увеличении общего количества кораблей и разведчиков в системе.

На самой планете начался долгий процесс восстановления опустошенных ордами Газкулла ульев. И процесс этот, несмотря на вовлечение огромных людских и материальных ресурсов, остается незавершенным даже полвека спустя после окончания войны. Отчасти это связано с увеличением защитных подразделений, созданных за этот период, несмотря на сниженную для Армагеддона десятину поставки новых полков Имперской Гвардии. Для управления планетой был создан военный совет, состоящий из высокопоставленных представителей Имперской Гвардии, Флота, Департаменто Министорум, Адептус Механикус, Экклезиархии и губернаторов основных ульев Армагеддона. Возглавлял совет генерал Имперской Гвардии Никита Куров, уважаемый ветеран Баккусского Крестового Похода. Начиная с 949.М41 и по 978.М41 генерал Куров провел серию ксеноцидных кампаний в экваториальных джунглях между Армагеддон Прим и Секундус, а также покрытом льдом мире Чосин, и имевших целью устранить присутствие орков, которых не успели уничтожить после поражения Газкулла. По прошествии пяти десятилетий Армагеддон вновь восстал из пепла с еще более мощной обороной, чем было до первого вторжения.

И все же этого было недостаточно.

Первые признаки зарождающейся бури пришли из окружавших сектор Армагеддона систем в виде сообщений о множественных нападениях. Сначала ближайший мир Минерва тяжело пострадал от разбоя зеленокожих пиратов, потом агромир Руис постигла схожая участь. В течение нескольких месяцев, несмотря на упорные старания Имперского флота, количество торговых судов, прибывающих на Армагеддон, снизилось вдвое. Создавалось впечатление, будто кто-то точно знал, что Имперские войска были связаны долгом охранять систему Армагеддона и не были в состоянии свободно патрулировать сектор. Практически за одну ночь пиратские набеги переросли в настоящие нападения на аванпосты, а после, и на слабо охраняемые колонии и спутники. Вскоре началось первое полномасштабное планетарное вторжение. Две дюжины Имперских миров подверглись нападению, и в течении многих часов астропаты Армагеддона получали сообщения о еще большем числе орочьих атак. Все обращения к Имперским Таро указывали на кровопролитие, разрушения и Возвращение Зверя. Слухи о возвращении жаждущего отмщения Газкулла распространялись со скоростью света и вскоре даже самый твердолобый бюрократ не мог отрицать, что сектор захлестнул "Вааах!" Поистине астрономического размаха. Когда Траянская Оперативная группа была предположительно потеряна в стычке с зеленокожими в системе Дэсдена, генерал Куров отослал приказ ближайшим подразделениям Имперской Гвардии и Орденам Космических Десантников выдвинуться на защиты Армагеддона.

Возвращение Зверя Править

В День Пира в честь Вознесения Императора, через пятьдесят семь лет после первого вторжения орков, зонды-разведчики засекли массивное возмущение Имматериума, когда флот зеленокожих вырвался из варпа в реальность и орды Газкулла вновь направились к Армагеддону. Сигнал тревоги со станции наблюдения "Данте" оборвался на середине, по мере того как сотни кораблей орков сметали все на своем пути.

Последнее сообщение станции указывало на присутствие пятидесяти крейсеров и более трехсот кораблей сопровождения, вместе с, по меньшей мере, четырьмя космическими скитальцами, направлявшимися вглубь системы. Силы Армагеддона были приведены в полную боевую готовность и семь эскадр Имперских крейсеров, ведомых линкорами класса "Апокалипсис" - "Его Воля" и "Триумф", вышли из "Дока Святого Йовена" в течение двадцати четырех часов. Имперский флот, под командованием адмирала Пэрола, вступил в бой пять дней спустя, атаковав передовые части орков из засады у высокогравитационного мира Пелусидар. 

Шестьдесят ударных кораблей ксеносов были уничтожены огнем Имперских судов в первом же столкновении без потерь для Имперцев. Позже силы Пэрола были встречены тяжелыми эскадрами орочьих убойных крейсеров и роями стреляло-бомбил, несшихся перед основным флотом зеленокожих. Имперские корабли сражались доблестно и залпы их батарей разносили грубо сварганенные суда орков на части, яростный огонь излучателей испепелял одну волну стреляло-бомбил за другой.

И все же флот орков превосходил защитников в масштабе шесть к одному и Имперцев медленно но верно теснили. Ксеносы предпринимали самоубийственные атаки на Имперские боевые порядки с невообразимой свирепостью, теряя дюжины своих кораблей в обмен на один Имперский. В самый пик сражения, адмирал Пэрол получил сообщения со станций слежения "Яррик" и "Маннгейм", предупреждавших, что еще три флота орков подходят к границам системы. Почти одновременно с этим, "Триумф" был зажат пятью убойными крейсерами и разрушен их совместным огнем и телепортировавшимися абордажными командами. Понимая, что его долг состоит в сохранении флота для затяжной войны, адмирал Пэрол неохотно отдал приказ о выходе из боя. Обреченные станции наблюдения были уничтожены несколько часов спустя. По последним подсчетам, общая численность флота ксеносов составляла две тысячи боевых кораблей и не меньше двенадцати космических скитальцев, большего количества атакующих скитальцев Империя не видела в течение десяти тысяч лет. Адмирал Пэрол, чье командование теперь ограничивалось пятью эскадрами крейсеров и единственным линейным кораблем, мало что мог предпринять, за исключением стремительных ударов и мгновенных отступлений по мере продвижения вражеской армады вглубь системы. Имперские подкрепления должны были вскоре прибыть, и тогда уж Пэрол мог надеяться, что контроль Газкулла над космосом можно будет оспорить.

А пока, корабли сопровождения адмирала изводили орков как могли, отвлекая и заманивая ксеносов в засады и на минные поля, предпринимая все возможное и невозможное, лишь бы перекрыть, казалось неудержимый поток кораблей, прибывающих в систему. Особо обеспокоило командование флота наличие в обычно уязвимом "хвосте" армады орков дюжин сильно укрепленных "скал", крепостей-астероидов. Эти тяжеловооруженные боевые платформы было крайне рискованно атаковать в открытую, но само наличие такого необычного количества этих цитаделей указывало на некий зловещий план. 

К удивлению многих, орки не отклонились от курса, чтобы захватить Док Святого Йовена. Вместо этого, они подвергли его шестидневной бомбардировке по мере прохождения судов зеленокожих, перемежавшейся запусками эскадр штурмовых шлюпок. Воинам орков удалось укрепиться на нижних секциях дока, и, хотя база осталась в руках имперцев, нанесенные повреждения и постоянные рейды зеленокожих сделали док практически бесполезным с военной точки зрения. Лишь прибытие двух инквизиторских истребительных команд из Ордо Ксенос поставило жирную точку в пребывании орков на базе, оттеснив тех в хранилища изотопов на самом дне станции.

Нулевая отметка Править

На Армагеддоне же в последние недели перед вторжением орков шли лихорадочные приготовления. Легионы Титанов прогревали древние плазменные реакторы и занимали оборонительные позиции вокруг ульев, устремив свои глаза-сканеры в небеса. Полки Имперской Гвардии наполнялись новобранцами и окапывались, космические десантники из более чем двадцати Орденов рассеялись по пустошам и горам, готовые встретить врага во всеоружии. Торговые суда Империи ежедневно проскальзывали меж пальцами исполинской зеленой лапы, сжимающей хватку вокруг Армагеддона, провозя подкрепления на планету. Последний приземлившийся транспорт нес на борту легенду. Комиссар Яррик, "Старик" собственной персоной, под восторженные приветствия населения впервые за последние двадцать лет вступил на истерзанную войной землю Армагеддона.

Старый комиссар встретился с членами военсовета, денно и нощно консультируя защитников по поводу недавних тактик и стратегий Газкулла, и добавив мрачное предостережение ни в коем случае не недооценивать способности военачальника. Многие говорили, что комиссар стал дряхлым и изнуренным, согнувшимся под тяжестью грядущего вторжения. Однако те, кто знал Яррика лучше, видели ту яростную решимость, что ярче солнца горела в единственном глазе ветерана. Генерал Куров всегда был известен своими способностями по достоинству оценивать людей в бою, и был до глубины души восхищен неистощимой энергией и умом Яррика. Генерал попросил комиссара возглавить военный совет и, ко всеобщему облегчению, тот согласился.

Через шесть недель после входа в систему Армагеддона, несметные полчища Газкулла вступили в столкновение с космическими станциями и орудийными платформами, расположенными на высокой орбите. Надеявшиеся на то, что орбитальная оборона сдержит волну зеленокожих, были жестоко разочарованы. Битва на орбите бушевала три дня и две огненные ночи, но, на рассвете третьего дня, солнце померкло от посадочных капсул ксеносов и раскаленных добела атакующих кораблей, прорезавших небо. Улей Гадес, до сих пор находящийся в руинах после первого вторжения, пал первым. Одержимый безумной жаждой мести, Газкулл в этот раз решил не биться за Гадес. Вместо этого, улей со всеми обитателями был практически раздавлен гигантскими астероидами, запущенными с космических скитальцев. Этот акт бессмысленного разрушения был лишь прелюдией для последовавшего далее кровопролития.

Когда огни гибнущего Гадеса озарили восточный горизонт, первые легионы орков обрушились на Имперские войска рядом с Вулканусом, Ахероном и Гиблыми Топями. Лазеры наземного базирования и ракетные шахты собрали несметную дань с высаживающихся ксеносов, однако выжившие перегруппировывались и шли на штурм защитников с такой свирепостью, что вскоре все больше и больше капсул орков приземлялись без единой царапины. С гор Паллидия и из экваториальных джунглей высыпали дикие орки, жаждавшие присоединиться к разрастающимся ордам своих собратьев. Там, где оборона оказалось достаточно прочной для лобовых атак, целые толпы орков и их боевых машин телепортировались в самую гущу боя с космических скитальцев. Когда на третий день высадки наземная оборона исчерпала себя, Яррик отдал приказ на вылет всей доступной авиации в отчаянной попытке истребить как можно больше зеленокожих прежде чем те высадятся.

Серно-желтые небеса Армагеддона покрылись причудливым узором переплетающихся инверсионных следов, когда тысячи "стреляло-бомбил" сошлись в смертельной схватке с "Громовыми Ястребами" и "Фуриями" Империи. Защитники обладали преимуществом возможности заправки и перевооружения на укрепленных базах, тогда как оркам приходилось сохранять достаточно топлива, для возвращения на корабли ужаса и скитальцы, курсирующие на орбите. Но по мере того, как зеленокожие захватывали посадочные полосы, битва стала складываться не в пользу отважных имперцев. 

Когда через пять дней после высадки воздушные бои достигли своего апогея, всех ошарашило известие о захвате улья Ахерон орками. Но поразил всех не сам факт захвата, а то, каким образом был захвачен улей. Путанные сообщения повествовали о диверсиях в защитных системах и потоке орков, хлынувшем из секретных туннелей в самом сердце города. Вскоре объявился и сам зачинщик всех этих злодеяний и был им ни кто иной, как Герман фон Штраб, заявляя, что править всем Армагеддоном есть его божественное право и объявляя себя новым Властелином Ахерона. Орки, стоящие подле фон Штраба, позаботились о сомневающихся в полномочиях нового Властелина. Самым же омерзительным стало то, что большинство старой аристократии Ахерона приветствовало возвращение Германа как давно пропавшего правителя, предпочитая игнорировать тот факт, что правитель этот заключил союз с одними из самых опасных ксеносов в галактике.

В тот же день, когда был захвачен Ахерон, у улья Вулканус массы зеленокожих хлынули на двадцатикилометровую линию обороны на вершине горы Вулканус, возвышавшуюся недалеко от основного улья. Семнадцать гарнизонных подразделений Имперской Гвардии были обращены в бегство и зеленокожие захватили множество укреплений и вооружения нетронутыми. Сам улей вскоре был осажден, окружен кольцом орочьей стали и безжалостно поливаем захваченной макро-пушкой. 

В Гиблых Топях война развивалась не так плачевно. Легионы Титанов Легио Темпестор и Викториум с подразделениями поддержки Скитарии буквально испепелили племя Черного Пламени в трехдневной битве, бушевавшей на Антрандских Равнинах. Но десанты орков сыпались с неба подобно каплям дождя и сражение распространилось по планете как лесной пожар, пока каждый улей и заводской комплекс не были затронуты. Во многих местах атаки ксеносов были отбиты, но каждый раз орки перегруппировывались и в течение ближайших часов возобновляли штурм, выжимая из защитников последние соки.

Как и предполагал Яррик, стратегия Газкулла доказала свою эффективность. Железной хваткой зеленокожие держали небеса под своим контролем, перепахивая орбитальными бомбардировками и налетами роев "стреляло-бомбил" Имперские позиции и войска, стоило тем выстроиться в боевые порядки, и, не давая поднять головы, пока вокруг них высаживалось еще больше десантов. Там где орков превосходили численно, они переходили к партизанской войне, молниеносно нанося удары и отступая в пустоши прежде чем справедливое возмездие настигало их. Газкулл хорошо усвоил уроки Чигона XVII и тщательно спланировал всю операцию так, чтобы битвы были разрозненными и хаотичными; как раз тот тип сражений, на котором специализируются банды орков. Имперские подразделения были лишены поддержки и координации, а, следовательно, действовать эффективно для них было практически невозможно. Единственные, кто с завидным постоянством наносил зеленокожим поражения, были космические десантники. Адептус Астертес без сна и отдыха прочесывали Армагеддон в ксеноцидных миссиях, выкорчевывая зеленокожих при любой возможности.

Тотальная война Править

0ef4874fa95b48fd4fe792ed5c4f0f0d.jpg

Пока сражения бушевали на поверхности планеты, Газкулл явил миру еще один припрятанный до поры сюрприз. Невероятным образом, дюжины заботливо подготовленных крепостей-астероидов, засеченных кораблями адмирала Пэрола, начали спуск с орбиты. Замедленные силовыми полями, ракетами и пушками, "скалы" орков приземлились в густых экваториальных джунглях и по всему Армагеддон Секундус. Многие из них были уничтожены наземным огнем или гибли из-за неисправностей, но каждая приземлившаяся превращалась в грозный бастион зеленокожих. Помимо огромных пушек и ракетных батарей, "скалы" обладали гигантскими телепортерами, подобными тем что применялись Газкуллом в его Писцинской кампании. Могучие цитадели использовались для переброски подкреплений, включая нескончаемые потоки гаргантов и тяжелой артиллерии. Комиссар Яррик лично вел в бой Кадианских штурмовиков, поддерживаемых Легио Металлика и Легио Игнатум, разрушивших несколько "скал", однако битвы, разразившиеся вокруг прочих, унесли жизни целых полков за считанные часы. До конца войны основную роль в уничтожении орочьих крепостей играли космические десантники. Особо прославились на этом поприще десантники Ордена Саламандр неоспоримыми успехами в разрушении цитаделей на всем протяжении течения реки Хэмлок. 

К всеобщему удивлению орки высадились на Огненных Пустошах и Мертвых Землях, к северу и югу от основного континента Армагеддона. Даже Яррик был озадачен; эти мрачные, безлюдные земли всегда слыли необитаемыми и абсолютно лишенными какой бы то ни было ценности. Но их ценность для Газкулла стала очевидной, когда сотни подводных судов ксеносов, каждое размером с танкер, всплыли средь загрязненных вод и высадили десант на Темпестора и Адский Предел. Имперцы были ошеломлены, Темпестора пал за считанные дни, а доки Адского Предела вскоре оказались захвачены орками. Лишь поддержанное отрядами штурмовиков и космодесантников яростное сопротивление ополчения из местных банд, устремившихся на помощь осажденным, предотвратило катастрофу и не позволило зеленокожим оккупировать весь улей.

Через четырнадцать дней после первых высадок орков, произошло первое крупное сражение между боевыми машинами Империи и ксеносов. Десятидневная битва разразилась на территории заводского комплекса Диаболуса, когда орды гаргантов военачальников Бурзурука и Шрамоклыка сошлись в смертельной схватке с титанами Легио Крусиус. Шесть титанов и восемь гаргантов были испепелены, не считая множества, требующих месяцев ремонтных работ для приведения в боеспособное состояние. Сам же заводской комплекс за время битвы был разорен, его литейные и машинные цеха лежали в руинах или были раздавлены исполинскими титанами. Впоследствии Маньяки Скорости быстро окружили и отрезали от внешнего мира улей Инфернус. Первые механизированные контратаки в направлении пустошей были успешны, однако после того, как целый полк Савларских Хемо-Псов был окружен и перебит Маньяками Скорости попытки пробить окружение были оставлены.

В то время как осажденные защитники искали способы прорыва блокады, стали поступать множественные сообщения об ордах орков, окружающих Паллидийские горы с северо-востока. Вскоре орда стала видна со шпиля улья. Зеленое море воинов, казалось, заполняет все пространство пустошей. Возвышающиеся гарганты рассекали волны ксеносов подобно исполинским кораблям. Гортанные боевые песни зеленокожих были слышны на тридцать километров вокруг, и земля дрожала от поступи дикого воинства. Но самым худшим было то, что бесчисленные знамена, реющие над армией пришельцев, были украшены символами самого Газкулла.

Когда свет солнца затмили зависшие на орбите космические скитальцы орков, Инфернус подвергся массированной бомбардировке. Обитатели улья понимали, что их рок навис над ними и с неестественным спокойствием совершили приготовления, вверяя свои души Императору, возводя баррикады, распределяя оружие и боеприпасы. Практически все пытались воодушевить себя легендами о комиссаре Яррике и тем, как тот заставил орков заплатить за каждый дюйм земли непомерную цену. Не все были столь мужественны и тысячи бежали в пустоши, лишь для того чтобы быть перебитыми Маньяками Скорости, что кружили вокруг улья подобно стервятникам над трупом.

Адептус Астартес вскоре выдвинулись для защиты Инфернуса, возвращая или казня всех, забывших о своем долге перед Императором. Когда же орда Газкулла вошла в зону поражения, чудовищные пушки города-улья извергли на пришельцев огненную бурю трехсоткилограммовых снарядов, однако вскоре и они были разрушены обстрелом космических скитальцев. В последовавшим за этим временном затишье Газкулл доставил защитникам посланника. Это был чудовищно искалеченный полковник Савларских Хемо-Псов Гортар, которому вырвали руки и глаза. Послание военачальника было простым и будет еще не раз услышано по всему Армагеддону в последующие месяцы: "Сдавайтесь или умрите!"

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики